04.09.2022, Неделя 12-я по Пятидесятнице

Проповедь, протоиерей Олег Шлёнов

Протоиерей Олег Шлёнов

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа.

Дорогие братья и сестры, сегодня на Божественной литургии мы с вами слышали Евангелие, в котором рассказывалось о диалоге между Спасителем, и одним юношей, который подошел к Нему с вопросом: «Учитель благий, что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?». Господь в ответ перечислил ему заповеди Ветхого Завета, заповеди Моисея, и добавил: «Возлюби ближнего своего, как сам себя». Юноша на это ответил: «Всё это я сохранил от моей юности, что ещё не достаёт мне, чтобы быть совершенным?». И тогда Господь отвечает: «Пойди, продай твоё имение, раздай нищим, и приходи, и следуй за мной». И, как говорит Евангелие, юноша отошел с печалью, потому что у него было богатое имение. Обычно, это место из Евангелия толкуется о том, как не полезно бывает христианину иметь богатство, как много соблазнов из-за него происходит. Может быть это и так, но смысл этого отрывка совсем в другом. И не зря здесь обозначен юноша, молодой человек, перед которым вся жизнь впереди, и который в этом возрасте должен сделать выбор, по какому пути ему идти.

И несомненно, что Христос вот в этом разговоре обозначил для всех Своих последователей, которые будут жить в веках, два пути – путь мирской жизни, и пути жизни монашеской. Потому что, монашество, это действительно отречение от всего что есть – от богатства, от семейной жизни, от всех радостей и наслаждений, и следование только за Христом. Трудно человеку, трудно юноше или девушке понять в юном возрасте, на какой же путь нужно вступить, какая воля Божия о нем. И здесь надо быть очень аккуратным и осторожным, потому что, по юношескому максимализму, по горению сердца, можно пойти в монастырь, а потом понять, что ты ошибся. И такие трагедии бывали в жизни, и продолжают случаться только потому, что человек, порой, неосмотрительно вступает на путь самого трудного подвига.

Конечно, мы сейчас собрались с вами здесь, явно не в монастыре, и монахов нет среди нас, но кто знает, как наша жизнь повернется в дальнейшем. Ведь всегда христианину надо быть готовым к тому, что Господь может призвать нас и на такое служение тоже. Вот допустим: живут супруги, кто-то из них умирает, и очень редко бывает, что оставшийся в живых идет в монастырь. Обычно, ищет какую-то замену, другого человека, чтобы в старости было с кем коротать время. Но это же совсем не по-христиански. Если кто-то умирает один из супругов, путь другого супруга только в монастырь, при условии, что дети уже выросли.

Также, если и состарятся уже люди, тоже можно пойти в монастырь, и примеры есть такие, допустим вот – Петр и Февронья – при всей своей земной любви друг к другу, – в старости уже, решили послужить Богу, причем в разных монастырях – мужском и женском. А возьмите родителей преподобного Сергия Радонежского – когда Сергий подрос и определился, пошел в лес и основал там монастырь, они поняли, что им тоже нужно идти по этому пути.

Поэтому, нам нужно подумать об этом заранее, о нашей дальнейшей жизни. Если мы состаримся, или останемся в одиночестве, если дети уже будут устроены, у них будет своя жизнь, – ну почему же нам не задуматься о монастыре?

Есть сейчас такая практика, когда постригают людей, и они остаются жить в миру, – в своих квартирах, домах, где-то ещё, – это абсолютно порочная и неправильная практика. Возникла она в годы Советского Союза, когда монастыри закрывались – их просто не было, невозможно было найти подходящий монастырь тому, кто хочет принять постриг. И вот тогда вынужденно постригали, и люди жили в своих жилищах, и считалось, что это монашество в миру. Сейчас не так, сейчас много монастырей, много обителей, вполне можно найти себе подходящий, и там послужить Богу, вот в этом самом совершенстве, когда Господь призовет нас. Давайте подумаем об этом, потому что мимолетна жизнь, годы быстро проходят, подкрадывается преклонный возраст, одолевают болезни, и хотя много радостей в жизни, но рано или поздно мы столкнемся с тем, что окажемся старенькими. И вот уже в преклонных летах было бы очень хорошо послужить Богу в таком иноческом чине, о котором Господь говорит, что это – совершенный путь. Аминь.